Великие исполнители. Том 05. Иннокентий  Смоктуновский

+7(920)111-66-61

info@shop-kp.ru

Ваша корзина пуста

Вы можете сделать заказ по тел. +79201116661 или написать info@shop-kp.ru

Цена - 25,00 р.

149 р.

ТОВАРА ВРЕМЕННО НЕТ В НАЛИЧИИ

Уведомить о поступлении

Артикул: 6965209

Содержание компакт-диска:

А. С. Пушкин.

1. «Моцарт и Сальери». 19.44.

2. «Евгений Онегин». Глава I (I-XV).

3. «Евгений Онегин». Глава III. Письмо Татьянеы к Онегину. 3.58.

4. «Евгений Онегин». Глава VIII. Письмо Онегина к Татьяне. 3.58.

5. «Пир во время чумы». 13.20.

6. «Не пой, красавица, при мне». 1.13.

7. «На холмах Грузии лежит ночная мгла». 0.53.

8. «Кавказ». 1.57.

9. Отрывок из «Бахчисарайского фонтана». 1.06.

Общее время звучания: 57.36.

Записи: 1978 (1, 5), 1980-1982 (2-4), 1983 (6-9) гг.


Князь Мышкин, принц датский...

Журналист «Комсомолки» Андрей ДЯТЛОВ – об одном из самых странных гениев сцены и экрана – Иннокентии СМОКТУНОВСКОМ:

– Бывают странные сближенья, как говаривал Пушкин. Вот смотрел «Особенности национальной охоты», где всклокоченный бывший мент Лева Соловейчик театрально вопрошает: «Кто Гамлета зовет?!» И сперва меня как-то передергивало от кича, ведь Гамлет-то у нас в кино один, Иннокентий Смоктуновский, а всё остальное – жалкая пародия. А потом – забавная мысль: а вот Смоктуновский смог бы сыграть в «Особенностях...» вот этого самого мента-Гамлета? И понимаю: мог бы, и сделал бы маленький шедевр.

По-моему, он вообще мог сыграть все. От князя Мышкина в «Идиоте» (а он играл в знаменитом БДТ у Товстоногова, вот только не знаю, сохранилась ли запись спектакля) до гоголевского Плюшкина и совершенно неповторимого генерал-губернатора Иркутска в «Звезде пленительного счастья». Помните, который успокаивает хлопками в ладоши свою впавшую в маразм мать?

Я даже подозреваю, что сам Иннокентий Михайлович и придумал те хлопки... Они странные, как и он сам. И наверное, это самое точное слово для него: странный актер, иногда производящий впечатление полусумасшедшего. В этом и был его Божий дар. Если вы внимательно посмотрите любую его роль, даже эпизодическую, как Некто в детском блокбастере 80-х «Отроки во Вселенной», вы заметите простую вещь – его Некто появляется ниоткуда и уходит в никуда. И Смоктуновский входил в фильмы и выходил из них, будто вокруг никого нет. Он жил сам по себе, но действие волшебным образом начинало закручиваться вокруг него, как вода в воронке на стремнине, и воронка эта - неизмеримой глубины.

Это и был талант актера. И не все режиссеры могли с талантом этим управляться, хотя чуяли его все. Михаил Ромм, снимая его в роли с одной фразой в «Убийстве на улице Данте», потратил несколько часов, разогнал половину съемочной группы, чтобы не мешали: «Этот актер талантлив, он себя еще покажет!» Григорий Козинцев, увидев Смоктуновского, понял, что это и есть единственный Гамлет (даже англичане поставили Смоктуновского выше Лоуренса Оливье, классика исполнения этой роли).

Знавшие его говорят, что Смоктуновский был застенчив, как ребенок. Как Деточкин в «Берегись автомобиля» – мы-то думали, что актер так играет. А он не играл! И это шло не от инфантильности, а от того, что жизнь у Смоктуновского была не сахар. И выжить ему могли помочь только доброта, терпение и такая вот детская чистота и радость. Пережил голод 30-х гг. в Сибири. Воевал на Курской дуге, выжил, форсируя Днепр. Попал в плен. Концлагерь. Бежал. Партизанил, пока не пришли свои. По меркам того времени был почти врагом народа, раз побывал в плену. Бедовал по провинциальным театрам. И стал знаменит как-то сразу – после «Гамлета». И, слава Богу, что стал! У нас почему-то такие странные таланты обычно растворяются в неизвестности. Более ста фильмов, полсотни ролей в театре. Выделял из всего этого две: Гамлета в кино и князя Мышкина в «Идиоте», поставленном в БДТ. Мышкина вообще считал «единственной великой работой на сцене».

Странное сближенье: Мышкина все считали безумцем, идиотом, а Гамлет себя за безумца выдавал... Таких «не от мира сего» ничтожно мало. Кайдановский, Даль, Леонов, Авилов, возможно – Евстигнеев.

Елена Кореневская, журналист, знавшая его много лет, вспоминала: «Сам Смоктуновский при всей своей незвездности и безусловной скромности тоже своим тихим голосом признавал, что он – гений. И говорил это, смущенно опуская глаза, как будто стеснялся, но не мог не отметить очевидного факта. И когда... Алла Демидова спросила его, кого из современных актеров он ставит себе вровень, Иннокентий Михайлович тихо ответил: «Никого». А сидя в самолете рядом с Олегом Ефремовым и пристально вглядываясь в иллюминатор, как бы стараясь рассмотреть космос, он вдруг повернулся к Ефремову и сказал: «Олег, а я ведь космический актер». И не было в этом никакого хвастовства, просто констатация факта».

Он понимал себя правильно.