Великие исполнители. Том 06. Алексей Грибов

+7(920)111-66-61

info@shop-kp.ru

Ваша корзина пуста

Вы можете сделать заказ по тел. +79201116661 или написать info@shop-kp.ru

Цена - 25,00 р.

149 р.

Купить

Артикул: 6965210

1, 2. А.П. Чехов. «Юбилей» (шутка в одном действии) (Хирин – А. Грибов, Шипучин – В. Якут, Татьяна Алексеевна, его жена – Т. Ленникова, Мерчуткина – Е. Понсова. Ведущий – А. Смирнов). 30.59.

3. А.П. Чехов. «Анюта». 10.49.

4. А.П. Чехов. «Ванька». 10.47.

5-7. И.А. Гончаров. «Обломов». Часть 1-я, глава 9. «Сны Обломова». 20.23.

Общее время звучания: 72.58.

Записи: 1962 (5-7), 1964 (3, 4), 1969 (1, 2) гг.

Редактор отдела культуры «КП» Игорь Вирабов – об актере Алексее Грибове:

«Старичок-боровичок»

– Никто не знает, что у человека в голове в последние секунды жизни, и тем любопытнее фразы, слова, которые вот человек произнес – и вот его не стало. Чехов, прощаясь, успел выпить вина и ухмыльнуться: «Давно я не пил шампанского». Салтыков-Щедрин пошутил напоследок: «Это ты, дура?» Юрия Никулина везут в операционную, из которой он уже не вернется, а он травит санитарам анекдот. Ну всем же ясно, смерть – мероприятие печальное, все, точка. Но в этих историях герои сами сдувают весь пафос, как пыль. Над этим стоило бы задуматься: смерть, говорят, уточняет жизнь. Но я сейчас о другом герое – актере Алексее Грибове.

Грибов ведь тоже посмотрел по телевизору кино, обругал его совсем непечатно и умер. Вот так просто. Хотя от лауреата множества таких-сяких выдающихся премий и госнаград зрители вполне могли ждать какого-то более театрального финального жеста. Да нет же, человек как человек, как вышло с жизнью, так и вышло. Просто мне кажется любопытным: вот не любил человек всю жизнь надувать щеки – и смерть добавила последний штрих к портрету.

Мне актер Грибов, в самом деле, безумно симпатичен. Дело, понятно, не во внешности – внешне он такой крепенький старичок-боровичок с колоритным скрипучим голосом. С него, кстати, срисовали в старом мультфильме «Каштанка» дрессировщика Жоржа (он же его и озвучил). И сколько ни видел я Собакевичей, но его Собакевич (из «Мертвых душ», понятно) для меня остается в памяти просто эталонным. И не сказать тут полслова про его зловредно-обаятельного чиновника Храмова из «Начальника Чукотки» – ну тоже никак. А главное, конечно, его Фома Фомич Опискин из «Села Степанчикова и его обитателей» (папуасам напомню автора: Достоевский) – господи, ну неужели не помните? «Я кричу: дайте мне человека, чтоб я мог любить его, а мне суют Фалалея! ... Почему я не люблю человечества? Потому что всё, что ни есть на свете, – Фалалей или похоже на Фалалея!»

Он не играл героев-любовников, персонажи его были из разряда неотштукатуренных. Хотя мечтал он, говорят, о короле Лире. Но вот заглянул во МХАТ немецкий драматург Бертольт Брехт – и потом вдруг странно так признался: «В России мне понравились больше всего Грибов и цирк».

Министр Фурцева предлагала Грибову возглавить МХАТ – он наотрез. Обижалась, что не позвал на свой юбилей, а он – ей: «Никогда ни одного министра у меня в гостях не будет, не хочу, чтобы говорили, будто я дружу с министрами». Вступил в компартию в войну, был обласкан верхами – а настоятельную просьбу подписать письмо против Солженицына отмел, и все.

Такой он был или эдакий в жизни, не знаю. Кому-то будут интересны истории его женщин. То он женился на «тете Леле», жене своего учителя, которая была намного старше, чтобы та могла получать продуктовые карточки, полагавшиеся ему за работу во фронтовых бригадах (и заботился о ней до последних дней, даже когда слег с инсультом, и Елена Владимировна еще и его пережила). То купил кооперативную квартиру мхатовской помощнице режиссера Изольде Федоровне, родившей ему сына Алешу, а сам остался в коммуналке. То бросил пить ради молоденькой ассистентки режиссера «Мосфильма» Наташи Валандиной (чей портрет с обложки «Огонька» актер хранил еще до их знакомства) и умирал он уже у нее на руках